Дамы и господа!
Пожалуйста, подтвердите свое совершеннолетие.
Этим Вы даете согласие на вступление в эногастрономический клуб «Mozart Wine House» и получаете доступ на сайт.

Ladies and gentlemen!
Please, confirm your age of majority.
So you agree entering enogastronomic club “Mozart Wine House” and get access on a site.

Данный сайт содержит информацию, не рекомендованную для лиц, не достигших совершеннолетнего возраста. Сведения, размещенные на сайте клуба, носят исключительно информационных характер и предназначены только для личного использования.

This site contains information which has not been recommended for persons, not reached full age of 18 years. The data placed on the site, have information character and are intended only for personal use.

MozartWineHouse

MozartWineHouse

14 Ноября 2018 № 364

MozartWineHouse

Domaine Yves Cuilleron

Saint Joseph L'Amarybelle АОС 2006

Исторически долина Роны — один из древнейших, а может, и самый древний винодельческий регион Франции.

Солнечная, холмистая, продуваемая всеми ветрами долина Роны тянется на добрые 800 км от истока реки в ледниках Швейцарии до Средиземного моря, куда она впадает широкой дельтой к западу от Марселя. Виноградники покрывают лишь двести километров её протяженности, от Виенна до окрестностей Авиньона и только эта часть долины, Vallee du Rhone, является терруаром с мировым именем, одним из старейших винодельческих регионов Франции, родиной нескольких знаменитых сортов винограда, десятка великих аппеласьонов.

Виноградники раскинулись на площади около 80 000 га. 18 600 виноградарей производят здесь в среднем 3,6 млн. гектолитров вина в год, из которых 92% приходится на красные, 2% на розовые и 6% на белые вина. Но и эта часть долины вовсе не однородна, и если различия здесь заметны даже между соседними виноградниками, то тем более они существенны между севером и югом этого винодельческого региона, что и позволяет говорить о Северной Роне и Роне Южной как о разных областях.

Различие в рельефе между севером и югом трудно не заметить. Север долины — это склоны, состоящие, в основном, из твердых пород. Это и гранит, и твердый известняк, размытый рекой на протяжении многих веков. По этим склонам и тянутся узкой полосой виноградники, в основном на правом берегу Роны. На юге же все иначе, там виноградники свободно раскинулись по низким холмам, они гораздо более обширные, по площади в шесть-семь раз больше виноградников севера. Но, как это часто бывает, известный постулат о переходе количества в качество абсолютно неприменим к виноделию — вот и большая часть великих ронских аппеласьонов находятся как раз на севере, где условия выращивания винограда более суровые, а климат далеко не средиземноморский, а, скорее, континентальный, с холодной зимой и жарким летом.

Исторически долина Роны — один из древнейших, а может, и самый древний винодельческий регион Франции. Но при этом здесь мы имеем дело и с резким, бурным развитием виноградарства, что позволяет говорить и о его молодости. Ронские вина были знамениты ещё до владычества римлян, при галлах, когда обитавшее в этих краях племя аллоброги выменивало на вино все необходимые товары у соседних племен. Скорее всего, это было Cote Rotie или Hermitage, именно в этой местности, как раз на севере долины, сохранились следы древнего производства вина. В 125 г. до н. э. в регионе установилось римское владычество. Новые хозяева долины до такой степени подняли местное виноделие, что в первые века нашей эры речь уже шла о конкуренции между винами Италии и винами Ронской Галлии. Римляне основали город Виенн, окруженный виноградниками, неподалеку строились мастерские амфор. Они же провели в долине огромные, даже по нынешним меркам, работы по глубокой вспашке почв, строительству стен, поддерживающих террасы с виноградниками — а их привлекли именно неровные склоны правого берега реки, с нынешними Cote Rotie и Saint Joseph. С наступлением Средневековья для ронских вин пришли тяжелые времена. Доступ на внешние рынки был сильно затруднен соседством с Бургундией и Провансом, виноделы которых перекрывали дорогу ронским винам на север и на юг.

Некоторый просвет наступил, да и то лишь для Южной Роны, с переносом папского престола в Авиньон (так называемое «авиньонское пленение пап» в XIV веке). Именно тогда был построен знаменитый Chateauneuf-du-Pape — «новый папский замок», летняя резиденция понтифика, чье имя дало название великому вину, производившемуся в регионе и поставлявшемуся к папскому двору.

Северной Роны перемены коснулись мало, однако вина Сote Rotie и Hermitage были прекрасно известны в пределах Франции, до такой степени, что бургундские негоцианты приторговывали ими, разливая в бутылки под своими этикетками.

Бордосцы «укрепляли» свои красные вина, которые в те времена страдали от недостаточной насыщенности цвета, с помощью богатого экстрактом Hermitage. Этим не гнушались и такие замки, как Chateau Margaux и Chateau Lafite, существовал даже специальный термин — «эрмитажированное бордо». Вот почему ронские производители были первыми, кто поднял вопрос контроля происхождения вина, и уже в 1650 году появилось первое контролируемое наименование, прообраз современных аппеласьонов, — Cotes du Rhone («Берега Роны»), относившееся, впрочем, лишь к одному из хозяйств. Этот процесс получил развитие после королевского эдикта 1737 года, согласно которому на всех бочках с местным вином, предназначенных для продажи и перевозки, выжигались особым способом буквы CDR (Cotes du Rhone). Окончательно проблема подделок и подмешиваний была решена в 1936 году, с принятием правил AOC. Кстати, небольшая группа виноделов, работающая в южно-ронском регионе Chateauneuf-du-Pape, разработала свод правил, легший в основу общефранцузского стандарта AOC. Ронские аппеласьоны получили признание, но проблема их развития стояла ещё долго, вплоть до 1970-х годов минувшего века, когда длительный застой и даже упадок сменился бурным ростом.

С тех пор некоторые хозяйства в десятки раз увеличили площади своих виноградников, появились и расцвели новые аппеласьоны, получили импульс старые. Все это произошло во многом благодаря английским и американским импортерам и винным критикам, которые, в поисках чего-то неизведанного, набрели, наконец, на ронскую долину. В 1970-х местные вина впервые попробовал Роберт Паркер, и именно тогда он начал раздавать им высшие оценки. Долина Роны превратилась из старинного в динамично развивающийся винодельческий регион, сочетающий традиции и новизну.

Аппеласьон Saint Joseph исторически попал в разряд менее престижных. Все это притом, что вином Saint Joseph восхищались в свое время и Карл Великий, и Людовик XII, и Виктор Гюго. Тогда оно называлось Vin des Mauves («Мальвовое вино»), а нынешнее название закрепилось лишь в 1952 году.

Аппелласьон находится на противоположном берегу от Hermitage. Современное Saint Joseph — относительно легкое, но невообразимо ароматное вино из сира: оно считается самым «женственным» из всех ронских. Букет его фруктовый, с четким земляничным ароматом. Сейчас из 3300 га в разработке находятся около 1000, дающие 36 000 гл. вина. Это самый многообещающий апелласьон Северной Роны. Ещё лет пять-шесть назад ценители «серьезных» ронских вин ничего и слышать о нем не хотели. Теперь же знатоки, напротив, подмигивают при упоминании Saint Joseph, почитая его очень выгодной, хотя, может быть, пока и не вполне равноценной и оправданной заменой Cote Rotie, однако различие в качестве (если говорить о лучших образцах) гораздо менее значительное, чем различие в цене. О недавно открытом после веков забвения потенциале отдельных виноградников Saint Joseph говорит то, с каким упорством тот же Гигаль начал обзаводиться в этом апелласьоне виноградниками: он буквально обещает в ближайшие годы совершить здесь такую же революцию, как он произвел в Cote Rotie.

Любителям разнообразия стилей из долины Роны остается лишь надеяться, что огромная площадь Saint Joseph не позволит ронскому гуру монополизировать его, как это почти случилось с Cote Rotie, и что место под солнцем здесь останется и для маленьких доменов.

Ив Кюйерон — один из самых ярких виноделов долины Роны, активно взявшийся за возрождение былой славы апелласьона Condrieu. Он закончил один из лучших энологических лицеев страны, маконский, стажировался у лучших виноделов Роны. Известна история о том, что Кюйероны, в течение четырех поколений владевшие виноградниками на приронских террасах, создавали хорошие, интересные, но ни как не великие Condrieu. Значительная часть виноградников находилась на тех самых, сооруженных ещё римлянами террасах, обращенных к юго-востоку, и они ждали своего часа, который настал в 1986 году. Он получил домен в наследство от дяди Антуана и добился невероятного взлета своей марки.

В начале 1980-х Иву пришлось убеждать родственников не продавать погибающий на глазах домен и доверить управление ему. Взяв дело в свои руки в 1986 году, Кюйерон расширил площади виноградников с 4 до 17 га. Condrieu, безусловно, остается сердцем домена, но теперь Yves Cuilleron — это уже не только белые вина. Он приобрел участки в Cote Rotie и Saint Joseph, где занимается и сира, и марсаном с руссаном.

Главный специалист по белым ронским винам Ив Кюйерон создает в Saint Joseph классическое ассамбляжное Lyseras, где пропорция марсана и руссана уже 50/50 — фруктовое и свежее вино, пьющееся молодым, а также 100%-ные руссан и марсан, что встречается очень редко: его уникальные Le Lombard (марсан со старых лоз) и Saint-Pierre (руссан) — стойкие, концентрированные вина, рассчитанные на долгое хранение. Помимо уже упомянутых белых Lyseras, Le Lombard и Saint Pierre (5000, 5500, 5700 бутылок в год) известны его красные Saint Joseph — это три вина с разным характером. Первое, Les Pierres Seches (8000 бутылок в год) — ассамбляж сира с разных виноградников, фруктовое вино, которое легко пьется и молодым, и выдержанным. L’Amarybelle (14 000 бутылок в год) — концентрированное вино со старых, 40-летних, лоз сира, которое прекрасно пьется относительно молодым, но полностью раскрывается лишь в 10-15-летнем возрасте. Третье вино Кюйерона из Saint Joseph — Les Serines (16 000 бутылок в год), что переводится с местного диалекта как «старый сира»: оно также рассчитано на долгий срок, это вино с многообещающим потенциалом.

Тщательная селекция, отказ от инсектицидов, ручной сбор — для Кюйерона это давно стало обычной практикой, и этот неутомимый винодел ищет что-то новое. Во время сбора урожая он лично карабкается по террасам за сборщиками, наставляя их работать медленнее и тщательнее: «Здесь вам не Божоле!». Он верит в возможность многое решить, совершенствуя методики создания вина, добиваясь большей сложности и богатства своего Condrieu.

Огромный спрос на вина ещё молодого, но уже ставшего великим мастера обусловил сложность получения необходимых квот для российского рынка — мы имеем всего 3000 бутылок его вин в год.

Вернуться к списку публикаций